?

Log in

No account? Create an account

scharapow_w


scharapow_w

С миру по нитке.


80-е советские ревущие годы.
scharapow_w

[reposted post]Усадьба Рожденствено у трассы на юг. Ленинградская область.
flackelf
reposted by scharapow_w
Есть очень красивое место, южнее Гатчины, на 70-м километре Киевского шоссе ну или автодороги М-20 (Е-95), ведущей из Петербурга на юг, на Псков - Витебск и далее.
Здесь река Оредеж прямо у дороги делает красивую петлю, где в нее впадает речушка Грязна, при этом само это место низменное и очень живописное. Я думаю все, кто проезжал по автодороге Луга - Санкт-Петербург, обратили внимание на церквушку, стоящую на горе, на здание старой усадьбы, на два моста через реки и лесопарк по обеим сторонам. Здесь расположен музей-усадьба "Рождествено", а само село известно под таким же названием.
В этом красивом и необычном месте издавна кто-то жил, располагались усадьбы и церковь. При Екатерине II тут даже хотели основать город Рождествено.
Усадебный комплекс, который мы все можем видеть, начал формироваться тут с начала XIX века и имел много разных хозяев, тут же прошло детство писателя Владимира Набокова.
Существующий каменный храм Рождества Богородицы, который господствует над дорогой, построили при императоре Александре III, в 1883 году и он прекрасно сохранился до наших дней.
А существующий ныне деревянный усадебный дом с колоннами, построен в конце XVIII века и после этого неоднократно капитально ремонтировался. Он тоже стоит на возвышенном месте у дороги, а сразу за ним тянется очень уютный пейзажный парк. Рядом с домом находятся также старые хозяйственные постройки.
Парк этот, это отдельная важная достопримечательность этих мест, привлекающая людей, желающих побродить в уединении и подышать удивительно чистым воздухом. В нем много старых вековых деревьев и он до километра тянется вдоль речушки Грязна, которая как и река Оредеж славится обрывистыми местами, где можно видеть обнажение пластов девонского красного песчаника. Это очень красивое зрелище и несколько необычное.
В одном таком месте, в самой глубине парка, находятся 2 пещеры, возле которых из обрыва вытекают несколько родниковых ручьев, один из которых считается святым.
Рождествено - красивое место в Гатчинском районе Ленобласти и если уж не приезжать сюда специально как сделали мы, то остановиться тут на час-другой, проезжая через него по трассе Е-95 , точно стоит.
Хоть и дорога эта ведет на юг, в сторону других государств - Украины и Белоруссии, движение по ней, по крайней мере в пределах Ленобласти, очень интенсивное. Ее даже с трудом можно перейти. Все таки это единственная дорога строго на юг, от нашего громадного северного мегаполиса.
Это дальше, за Псковом, эта трасса заметно пустеет.

1. Храм Рождества Богородицы у автодороги. 1883 год.


Read more...Collapse )

Первоисточник про "хруст французской булки"(тм)
scharapow_w
Страшноватые задачки для отроков. Хотя время было не такое мягкое как сейчас рисуют.


"записка Дурново" - оригинальный документ эпохи или апокриф?
scharapow_w
Как выяснилось, первая публикация "Записки Дурново" состоялась еще в 1914 г. во Франции. Это служит убедительным подтверждением ее подлинности. За что следует благодарить sanitareugen

Записка П.Н.Дурново / Дурново, Петр Николаевич, Вступит. статья от изд-ва, Paris, Société anonyme imprimerie de Navarre, 1914 - 31 с. : На 1-й с. обл. портр. автора, мягкий переплет
=====================================
Библиотека : Библиотека-фонд "Русское Зарубежье"
Фонд : Историческая лит-ра
Полочный индекс : 63.3(2)523
Шифр хранения : К/Х
Инв. номер : 001172
http://elcat.bfrz.ru/result.php?lang=rus&action=lire.livre&cle_livre=0026113
http://search.iisg.nl/search/search?col=marc&xsl=marc-detail.xsl&lang=en&docid=10112053_MARC

[reposted post]Один из самых виртуозных аферистов в истории. Корабельный хирург, начальник тюрьмы, капеллан..
7dogs
reposted by scharapow_w
Оригинал взят у vsegda_tvoj в Захватывающая история о прощелыге, который успел побывать хирургом, начальником тюрьмы, преподавател


Как думаете, этому парню можно доверять?


Когда Мария Конникова писала свою удивительную книгу о мошенниках «Игра в доверие: почему мы попадаемся на их удочку … каждый раз», она встречалась с ворами, аферистами, а иной раз и с людьми с раздвоившейся психикой, для того чтобы понять, кто же они такие и что ими движет.

Read more...Collapse )

Экономика ВОВ
scharapow_w
Секреты внешней торговли СССР в годы Великой Отечественной войны

В пересчете на современные цены один день Великой Отечественной войны обходился нам минимум в два миллиарда долларов только прямых расходов. Даже одно это финансовое напряжение, не говоря уже о прочих ударах и потерях, могло бы сломать иное государство. Но наши предки победили, и, конечно же, секрет великой Победы 9 мая заключается во внутренней организации власти, общества и экономики тех роковых лет. Ежедневный героизм в тылу и ежедневный подвиг на фронте.

В годы войны ни на день не прекращалась и внешняя торговля – сложная и разнообразная, тоже помогавшая громить врага. О том, как это было, рассказывает «Профиль».

***НКВТ важнее НКВД***

Все годы Второй мировой войны Народный комиссариат (министерство) внешней торговли возглавлял человек, который – один из немногих даже среди ближайшего сталинского окружения – был на «ты» с вождем СССР. Впрочем, главным достоинством Анастаса Микояна было не его приятельское «тыканье» Сталину, а недюжинный организационный опыт и хорошее знание экономики, как советской, так и зарубежной.

К 22 июня 1941 г. за плечами у этого щуплого кавказца было полтора десятилетия во главе министерств (тогда – народных комиссариатов, наркоматов) внешней и внутренней торговли, снабжения и пищевой промышленности. Нарком Микоян – это не только «микояновская» колбаса, но и знаменитое советское мороженое: именно он в 30‑е годы массово построил в городах СССР хладокомбинаты, привезя такой опыт из своей деловой поездки в США. Словом, к экономической войне нарком Микоян был готов лучше, чем многие будущие маршалы Победы.

Внешнеэкономическая подготовка к будущему столкновению началась задолго до первого дня Второй мировой войны. По воспоминаниям самого Микояна, где-то на исходе 1938 г. произошли следующие знаковые события: «У Сталина возникла идея закупить на случай войны стратегические материалы, которых у нас было мало, и создать запас, о котором абсолютно никто не знал бы. Об этом он мне сказал с глазу на глаз и поручил действовать. В мое личное распоряжение он выделил большую сумму валюты… Об этом не знает ни Госплан, ни другие органы – никто не знает. Наркомфин знает только, что золото он должен отпускать наркому внешней торговли, не спрашивая…»

Стратегические закупки на внешних рынках шли по всем правилам конспиративных спецопераций. Микоян вспоминал: «В составе Наркомвнешторга находилось Таможенное управление, имевшее склады, предназначенные для хранения импортных товаров. И вот я решил создать, так сказать, в недрах Таможенного управления, но фактически от него независимую, организацию по закупке и хранению стратегических материалов. Такая организация была создана. Но об этой организации ни Госплан, ни Наркомфин и никакие другие государственные органы ничего не знали. Эта организация подчинялась только и непосредственно мне как наркому внешней торговли…»

До 22 июня 1941 г. за границей успели купить внушительные запасы сырья, не производившегося или производившегося в малых объемах на территории СССР: натуральный каучук, алюминий, никель, кобальт, висмут, кадмий, магний, ртуть, алмазы, вольфрам, ванадий, молибден и др.
«Первоначально, – вспоминал Микоян, – все это хранилось на таможенных складах, расположенных в приграничных районах. Когда же угроза войны стала реальной, я решил перебазировать эти запасы подальше от границы, в Оренбург, где для этой цели были освобождены большие хлебные склады. Сталин очень интересовался всем этим делом. Я ему регулярно докладывал о ходе закупок и образовании запасов, об организации их хранения…»

По некоторым позициям редких импортных металлов созданные перед войной запасы покрыли до 70% их расходов за 1941–1945 гг. В этом смысле народный комиссариат внешней торговли (НКВТ) сделал для победы не меньше, а то и больше, чем знаменитый НКВД с его пограничниками, разведчиками и оперативниками будущего «Смерша».

***Неулыбчивый Микоян***

Именно нарком внешней торговли Микоян с первых недель войны, уже в июле 1941 г., занялся переговорами с англичанами и американцами об экономической взаимопомощи в ходе борьбы против общего противника. Переговоры между невольными союзниками шли трудно и жестко.
Разногласий хватало – например, СССР соглашался брать у западных партнеров кредиты под 3% годовых, а англичане настаивали на 3,5%. Разница в незначительной с виду половине процента в реальности означала для нас экономию или утерю гигантских средств в дефицитной валюте.

Представители США и Британской империи постоянно апеллировали к Сталину, но тот показательно отстранился от обсуждения именно экономических и внешнеторговых вопросов – под предлогом занятости чисто военной работой не принимал никого из иностранцев по проблемам такого рода, упорно отсылая их решать все спорные моменты экономики к Микояну. Когда же на исходе августа 1941 г. представитель лорда Бивербрука, руководителя всей британской экономики военных лет, решил блеснуть пресловутым английским юмором, кавказец Микоян буквально взорвался.

«Результаты переговоров могут быть значительно лучшими, если товарищ Микоян будет чаще улыбаться», – пошутил тогда англичанин. Нет, нарком внешней торговли сохранил внешнюю невозмутимость, но внутри был в ярости. Это заметно даже сегодня по тем воспоминаниям, которые Микоян записывал спустя десятилетия после войны.

«А почему, собственно говоря, от меня ожидали улыбок? – писал Анастас Иванович. – Враг захватывал огромные пространства нашей страны, рвался к Москве и Ленинграду, а новоявленные друзья и союзники пытались использовать наше отчаянное, по их мнению, положение, чтобы продиктовать нам выгодные для них, но тяжелые для нас условия помощи в борьбе против общего врага. Я был огорчен успехами врага и возмущен поведением друзей, иногда выглядевшим как шантаж… Я счел это замечание насчет полезности моих улыбок для достижения договоренности неуместной шуткой».

По свидетельству Микояна, в ходе переговоров «американцы вели себя гораздо лучше», чем англичане. Впрочем, как справедливо уточняет глава НКВТ, у США и положение, и возможности были гораздо лучше английских.

Здесь мы подходим к моменту, пожалуй, ключевому во всей внешнеэкономической деятельности СССР в ходе Великой Отечественной войны – к знаменитому ленд-лизу. По этому вопросу споры не стихают и сегодня, написаны буквально горы книг и статей. О роли и значении ленд-лиза в нашей победе с жаром дискутируют до сих пор с самых разных позиций.

***Монголо-американский ленд-лиз***

С 1941‑го по 1945‑й США, по их оценкам, поставили в СССР продукции ленд-лиза на 11 млрд долларов (в долларах тех лет). Военные поставки из Британской империи в нашу страну за тот же период оцениваются примерно в 1,7 млрд долларов. Кстати, сами британцы получили американского ленд-лиза на сумму втрое большую, чем Вашингтон передал Москве.

Приуменьшать значение этой помощи не стоит – она внесла свой значительный вклад в приближение нашей общей победы, закрыв многие проблемные моменты в военной экономике СССР. Например, по молибдену ленд-лиз покрыл 81% наших потребностей, а по молочным консервам, проще говоря, по сгущенке, – на 61%.

Однако стоит помнить, что в сколь-либо заметных масштабах западная помощь началась уже после того, как наша страна выдержала и отразила самый страшный удар агрессора. В 1941–1945 гг. архетипически повторилась ситуация первой Отечественной войны, когда удар 1812 г. Россия выдержала самостоятельно, а дальше, в 1813–1814 гг., уже добивала Наполеона при заметной экономической поддержке Англии.

В ходе Великой Отечественной войны в плане иностранной помощи повторились даже некоторые ключевые детали антинаполеоновской эпопеи. Так, Микоян в мемуарах приводит слова британского представителя, сказанные осенью 1941 г., что в Лондоне и Вашингтоне многие против предоставления помощи Советскому Союзу: «По мнению военных экспертов, русское сопротивление измеряется днями… И если мы отправим ценные станки и оборудование, то это будет равносильно тому, что мы их бросаем на ветер…» По воспоминаниям царских дипломатов, ровно те же доводы приводились в Лондоне и летом 1812 г., когда обсуждалось предоставление помощи союзнику по антинаполеоновской коалиции.

Кроме того, вспоминая западный ленд-лиз и его весомое значение, следует не забывать и его восточный аналог – куда менее известный, но по ряду принципиальных позиций игравший для нашей военной экономики столь же ключевую роль. Речь о Монголии, стране небогатой и маленькой, но в 1941–1945 гг. давшей СССР такую помощь, которую не мог бы оказать никто более на планете.

Ведь, в отличие от производства «студебеккеров» и «аэрокобр», «производство» лошадей нельзя нарастить стремительно – любые директивы грозного сталинского ЦК и любые самые щедрые инвестиции самых богатых капиталистов не заставят кобылу быстрее родить жеребенка.
Вспомним, что Вторая мировая война со всей ее новейшей техникой была и последней войной с массовым использованием лошадей. К примеру, в германских дивизиях, перешедших нашу границу, на 22 июня 1941 г. их использовалось больше миллиона. В нашей армии на 1 сентября того же года вместе с людьми воевали 1,3 млн лошадей.

Словом, лошадиная сила в те годы была важна не меньше моторов – лошади использовались повсеместно, и они так же, как и люди, гибли в боях, под бомбами и обстрелами. К тому же СССР вскоре после начала войны потерял почти половину своего конского поголовья, как мобилизованного в армию, так и оставшегося на оккупированной территории. И тут положение спасла Монгольская Народная Республика (МНР), поставив нам минимум 517 тыс. своих степных лошадей. В 1943–1945 гг. каждая пятая лошадь на фронте была «монголкой».

В годы войны наша страна нигде и ни за какие деньги не могла бы достать полмиллиона лошадей. Кроме Монголии лошади в требуемом количестве имелись только в Северной и Южной Америке, доставить их оттуда в воюющий СССР было бы куда сложнее, чем весь остальной ленд-лиз… Так что, вспоминая американскую помощь, всегда стоит помнить и ее монгольский аналог. К тому же поставки из МНР не ограничивались стратегическими количествами непарнокопытных – к нам поступали мясо, шерсть, иное сырье кочевых степей. Достаточно сказать, что и каждая пятая советская шинель в 1942–1945 гг. была из монгольского войлока.

***Белкой по врагу***

Помимо поставок по ленд-лизу все годы войны через границу шла и обычная коммерческая торговля. Те же суда, что везли в наши порты британское и американское оружие, возвращались из СССР, груженные не только «обратным ленд-лизом» (например, мы всю войну поставляли в Штаты никель и хром), но и вполне «цивильным» товаром, который имел высокий спрос на международном рынке. Удивительно, но, как и в XVII веке, первую строчку в коммерческом экспорте из СССР в годы Великой Отечественной войны занимали меха – от лис и песца до каракуля.

Всесоюзное объединение по заготовкам и экспорту меховых изделий и пушнины «Союзпушнина» в 1941–1945 гг. принесло свыше 26% всей инвалютной выручки. Объемы мехового экспорта в разгар войны поражают (для примера: в 1944 г. только беличьих шкурок продали свыше 8,3 млн!). Львиную долю мехов в те годы продали на рынке США, где население, совершенно не пострадавшее от войны, могло позволить себе и роскошь. Для сравнения: Англия за войну купила советской пушнины на сумму, почти в 40 раз меньшую, чем США.

Одна только «Союзпушнина» за всю войну обеспечила выручку, эквивалентную стоимости производства почти 5 тыс. танков Т‑34–85, такого количества хватало на 6–7 танковых армий. И если вы думаете, что в РФ за четверть века появилась не то что книга, а хотя бы одна академическая статья по вопросам деятельности «Союзпушнины» в годы войны, то вы глубоко ошибаетесь – отечественные историки заняты изучением чего угодно, от тонкостей британского парламентаризма до иероглифов индейцев Мезоамерики, но только не ключевых моментов нашей истории…

Вспомним, что эпоха войны была и эпохой всеобщего курения. Так вот, с 22 июня 1941 г. по конец 1945‑го СССР не закупал импортного табака вообще, зато умудрялся за валюту с выгодой продавать в США так называемые «желтые табаки», – популярные ближневосточные сорта, плантации которых советская власть успела до войны развить в Закавказье. В ходе войны США приобрели у СССР таких «желтых табаков» почти на 36 млн руб. Для сравнения: всех товаров химпрома США у нас за тот же период купили всего на 35 млн руб.

События Второй мировой войны приковали внимание всего мира к Советскому Союзу. Иностранцы по всей планете с интересом читали и смотрели материалы о далекой и малоизвестной им стране. Экспорт печатной продукции и кинофильмов из СССР за те годы стал не только успехом советской пропаганды, но и весьма удачным коммерческим мероприятием. Печатная продукция, от книг и газет до открыток и почтовых марок, позволила СССР за годы войны выручить на внешнем рынке почти 27 млн руб., а экспорт советских кинофильмов – еще 38,5 млн. Только США с их могучим Голливудом купили советских фильмов тогда на 18 млн руб.

К примеру, Австралия, Новая Зеландия и британская Южная Африка в те годы вообще не нуждались в каких-либо поставках из СССР, но и они за войну купили у нас печатной продукции на 700 тыс. руб. – немного, но из таких ручейков складывалась валютная выручка советского внешнеторгового объединения «Международная книга», составившая за годы войны сумму, эквивалентную производству
четверти миллиона мосинских винтовок.

Все годы войны коммерческий экспорт из СССР был крайне разнообразен. Например, за рубеж активно продавались различные лекарственные травы. Лидером в таком экспорте была кора крушины – отличное средство от запора. С 22 июня 1941 г. до конца войны этой коры продали за рубеж 172 тонны на сумму 741 300 руб. В лекарственном экспорте мы найдем и цвет липы, и лист белены, и корень мандрагоры. Но самым экзотическим будет, безусловно, экспорт шпанской мушки – за 1941–1945 гг. СССР продал на внешний рынок 878 кг этого проверенного веками природного афродизиака, в то время весьма дорогого продукта. Как видим, даже предшественник виагры в годы войны тоже работал на победу.

***Госстрах на страже морей***

Всю войну внешнеторговые расчеты шли скрупулезно со всеми требованиями бухгалтерии мирного времени. Например, широко известна история потопления немецкой подлодкой британского крейсера «Эдинбург», в апреле 1942 г. шедшего из Мурманска в Англию с грузом 5,5 т советского золота, предназначенного для оплаты поставок военных материалов. Но мало кто знает такую тонкость: этот драгоценный груз был застрахован по всем правилам международных перевозок, и после потопления британского крейсера Госстрах СССР выплатил Госбанку СССР страховку в размере 6,3 млн долларов. И, в свою очередь, советский Госстрах по полагающимся расчетам получил из Англии причитающуюся долю страховки в размере 2 млн долларов. Словом, война войной, а бухгалтерия работала, как положено…

Как положено, работала и советская таможня, даже во время войны по всем правилам обрабатывавшая и коммерческие грузы, и ленд-лиз. За 1941–1945 гг. численность работников таможенной службы СССР пришлось даже увеличить в полтора раза. В зарубежной контрабанде за годы войны преобладали швейные иглы и кремни для зажигалок – мелкий, но чрезвычайно ходовой товар с высочайшим спросом на нашем внутреннем рынке. К концу войны, по таможенным отчетам, номенклатура контрабанды расширилась вплоть до жевательной резинки.

Всю войну шла коммерческая торговля даже со странами далекой Латинской Америки. Номенклатура советского экспорта в тот регион порой удивительна. Например, 99% стоимости советского экспорта в Бразилию за 1941–1945 гг. составило пихтовое масло, а вот Колумбия и Куба всю войну покупали у нас, пусть и в небольших объемах, бочковую икру, драгоценные камни и книги. Мексика купила у нас за те трудные годы товаров на скромные 868 тыс. руб., и чуть более половины от этой суммы составили элитные меха.

Но куда интереснее будет рассмотреть коммерческую торговлю СССР со странами Европы за те же военные годы. Как это ни покажется удивительным на первый взгляд, но лидером тут будет маленькая Болгария – до 1944 г. пребывая в союзе с Гитлером, она сумела почти совершенно не пострадать от войны, особенно по сравнению с теми странами Восточной и Центральной Европы, где проходила линия фронта. С конца 1944 г. и до конца мировой войны Болгарское королевство успело купить в СССР товаров на 240 млн руб.; половину стоимости советского экспорта составили металлы, каучук и хлопок.

Для сравнения: советский экспорт во Францию за тот же срок после ее освобождения от немцев был на порядок меньшим, чем в Болгарию, – всего 25 млн руб., из них 22 млн составили поставки нашего льна. Видимо, для кружев и платьиц всяческих Коко Шанель, плавно перетекших из объятий эсэсовцев в крепкие ковбойские руки недавно высадившихся в Нормандии заокеанских «реднеков»…

Удивительно, но за 1945 год СССР успел поторговать даже с Италией, где только что повесили Муссолини, – страна, в которой уже была сильна своя кинематографическая школа и создавался один из лучших в послевоенном мире кинематографов, в том победном году купила у нас кинофильмов на 1,2 млн руб. Это 99% стоимости всего советского экспорта в Италию за годы войны.

***Победные бананы из Швеции***

Любопытна и торговля СССР с соседними странами–«нейтралами» в военные годы. Советский экспорт в Швецию тогда составил скромные 50 млн руб. , из этого объема на период до конца 1943 г. приходится всего один миллион. Половину стоимости шведских закупок в СССР составили пушнина и различные прядильные материалы, в основном лен и шерсть.

С осени 1944 г., когда с выходом из войны Финляндии открылись логистические возможности, и до лета 1945 г. СССР купил у шведов промышленного оборудования на 62 млн руб. Победной весной 1945 г. Москва именно через шведские фирмы купила 137 тонн бананов – почти весь объем поступления за годы войны этого привычного ныне, но тогда крайне экзотического фрукта. По объемам это всего три железнодорожных вагона. Диковинные фрукты предназначались для нескольких лучших ресторанов Москвы, дипломатических приемов и иностранных посольств.

Любопытно, что находившаяся под боком СССР нейтральная Турция за годы войны купила у нас минимум товаров, всего чуть более чем на 4 млн руб. Из этой откровенно жалкой суммы почти две трети составил советский бензин. Но наша страна за те годы купила у турок еще меньше – всего на 2 млн руб. В основном это было небольшое количество оливок и эксклюзивный тогда турецкий продукт – порошок «Валекс», дубильное вещество из желудей средиземноморского дуба, лучшее при производстве кожаных подошв для армейских сапог.

Из всех соседних «нейтралов» за годы войны самым выгодным для СССР оказался Иран. Не забудем, что его северную часть тогда контролировали наши войска. Так вот, с 22 июня 1941 г. и до конца 1945‑го Иран купил у нас товаров на полмиллиарда рублей – на порядок больше, чем богатые шведы! В основном иранцы покупали сахар и различные ткани. Как это ни покажется сегодня странным, но десятую часть стоимости поставок в Иран из СССР тогда составили нефтепродукты – в основном мазут, керосин и бензин.

Конечно же, описывая внешнюю торговлю, нельзя пройти мимо такого продавца и покупателя, как Китай. Правда, в годы Второй мировой войны существовало аж несколько Китаев, включая «независимую» Маньчжурию и коллаборационистскую Китайскую республику, союзную Токио. СССР торговал с Китаем, воевавшим против японцев. В силу трудностей с логистикой объемы нашего экспорта во владения генералиссимуса Чан Кайши были невелики – всего 12 млн руб. за все годы войны. Половину по стоимости составили советские нефтепродукты, в основном бензин.

Тогда в отечественной статистике отдельно учитывался Синьцзян, который, формально входя в Китайскую республику Чан Кайши, был фактически независимым регионом. За годы войны Синьцзян закупил у нас продукции на 52 млн руб., из них ровно половина, 26 млн, – это прядильные материалы, от разных тканей до ниток. Еще на 4,5 млн руб. Синьцзян импортировал советского чая, в основном «кирпичного зеленого», из тех производств, которые успели до войны завести в советской Средней Азии.

***Финансовое завершение войны***

Любопытен и показателен советский экспорт в Японию за годы войны. До августа 1945‑го мы с Токио не воевали. Однако если отбросить нефтяные концессии, с 20‑х годов принадлежавшие японцам на Северном Сахалине и фактически прекратившие работу к 1944 г., то объем будет очень показательным – всего 58 тыс. руб. за все время войны. Для сравнения (в данном случае откровенно анекдотического сравнения): это в 19 тысяч раз меньше, чем стоимость советского экспорта в США за тот же период!

Показательно, что Токио с 22 июня 1941 г. до 9 августа 1945 г. покупал в СССР только печатную продукцию, т. е. книги и газеты. В 1945 г. все еще огромная Японская империя, простиравшаяся от Кореи до Индонезии, успела до начала боев в Маньчжурии купить у нас товаров аж на 8 тыс. руб. Мы за тот же период купили у Токио товаров на столь же символически ничтожную сумму 9 тыс. руб. – тоже исключительно японские газеты и книги. Словом, уже к 1944 г. какой-либо реальный товарооборот между СССР и Японией отсутствовал.

Для характеристики внешнеторговой коммерции СССР в годы войны полезно увидеть статистику поступления «живой», наличной и безналичной валюты в нашу страну за 1944 г., в самый разгар боев. Ровно половину такой валютной выручки для нашего государства тогда дали всего четыре страны: 23% валютных поступлений обеспечила торговля с США; 16% – торговля с Ираном; 9% – торговля с Англией и ее доминионами; 2% – торговля с Китаем.

Завершая тему внешнеэкономических отношений СССР в 1941–1945 гг., стоит пояснить, когда же та война закончилась для нас сугубо в финансовом плане. Все материальные и человеческие потери того страшного и героического времени мы едва ли сможем измерить, но чисто бухгалтерские расчеты всегда конечны. Закрыть счета, связанные со Второй мировой войной, Советскому Союзу помешала новая война – холодная.

Споры советских и американских представителей по поводу расчетов задолженности за ленд-лиз продолжались четверть века. Лишь в 1972 г. Москва и Вашингтон согласовали сумму долга – СССР тогда обязался к 2001 г. выплатить 722 млн долларов, включая проценты. В 1973 г. американцы получили первый платеж – 48 млн долларов. Но из-за дискриминационной поправки Джексона–Вэника Москва в следующем году выплаты остановила.

После распада СССР все долги по ленд-лизу унаследовала Российская Федерация. По новому соглашению, сумма военного долга определялась в 674 млн долларов. Предполагалось, что РФ погасит ее только к 2030 г. К началу XXI века, после неоднократной реструктуризации, все ленд-лизовские долги оказались в числе задолженности РФ перед т. н. Парижским клубом кредиторов, расчеты с которым наша страна закончила в 2004 году. Так что чисто в финансовом смысле Великая Отечественная война завершилась для нас всего 15 лет назад.

https://profile.ru/history/sekrety-vneshnej-torgovli-sssr-v-gody-velikoj-otechestvennoj-vojny-141737/?fbclid=IwAR1YdNxcUKPZTffRjbFAVoDuqQ0l6dIn6qDOE7g5D6MTPtde3qdXv5mNk9I

о феномене паровозных колонн в ВОВ
scharapow_w
Немного о феномене паровозных колонн особого резерва - ОРКП. Эти самые колонны, по моему мнению, были таким же знаковым и важным явлением периода войны, как штурмовики Ил-2 или "катюши". И со стратегическим значением не меньшим, чем к примеру поставки по ленд-лизу. Но о них практически не известно, они в тени внимания публики. Это ведь не оружие, не танк и не самолёт.

Что вообще это есть такое, если вкратце? ОРКП - это мобильные паровозные колонны по 30 локомотивов, которые действовали как соединение под одним командованием в полосе конкретного фронта. Они имели в своём составе по 2 полноценных бригады на каждый паровоз, а также турный вагон для отдыха бригад и свой отдельный мини-эшелон с ремонтной мастерской, баней, прачечной и управлением колонны. Весь персонал числился на военном положении, с соответствующим снабжением, пайком, дисциплиной и был снабжён оружием. В ОРКП выделялись только легкие или средние паровозы - всегда строго однотипные для одной колонны, дабы обеспечивать быстрый ремонт одной марки. В основном это были Эу или Эм, а на южных фронтах - ещё и СО. Каждый локомотив был жёстко закреплен за 2-мя сменными бригадами, у которых выделялся старший машинист. Паровозы "Э" были лёгкие и поэтому могли проходить по хлипким, на скорую руку восстановленным прифронтовым линиям и проводить по ним к фронту типовые 15/20/25-вагонные эшелоны. Снаряды, питание, запчасти, новая техника и проч. Поскольку ОРКП были не привязаны к депо и к тыловой ж/д, они перемещались сразу вслед за "своим" фронтом - который таким образом обретал оперативную мобильность и устойчивое снабжение, включая тяжелую технику. Ведь один состав - это эквивалент 800-1000 полуторок или 300-350 студебеккеров. Это только один состав! А если он к тому же проходит по плохим линиям вблизи фронта, а сами локомотивы просты, устойчивы к боевым повреждениям, могут потреблять некачественное топливо и при этом быстро ремонтироваться близ линии фронта, невзирая на наличие/ отсутствие стационарных депо - то такому логистическому инструменту фронта или армии цены нет.

ОРКП были внедрены при наркоме А.В. Хрулеве (который был одновременно начальником Тыла РККА) в начале лета 1942-го - после первого снятия Кагановича, сперва в количестве 11 колонн. Их эффект во время снабжения Сталинградской битвы и пробивки блокады Ленинграда оказался исключительно высоким и дал такие серьёзные результаты после хаоса осени 1941 - весны 1942 гг., что колонны ОРКП затем росли в числе всю войну - при сохранении принципов их работы и формирования обр. 1942. Наивысшее число колонн особого резерва было достигнуто к концу 1944 г. и вместе с ленд-лизовскими тяжёлыми грузовиками они обеспечили высокую мобильность фронтов Красной Армии в целом, превзойдя в этом показателе вермахт, снабжение которого велось "по-старинке" - линейными локомотивами, привязанными к депо и узлам. Да, немцы после 41-го внедряли дешевые "военные" паровозы - тотальная война заставила, однако до радикальной перестройки организации транспорта они так и не дозрели. И возможности быстрого маневра наличным транспортом они не имели, их механизм управления был более тяжеловесен, а цепочка прохождения команд - сложнее. Немцы были точны и пунктуальны, они были тотально радиофицированы - но при этом не могли почти мгновенно реагировать транспортом на изменение боевой обстановки, как мобильные советские ОРКП.

Всё это вполне возможно увидеть в фильме Коридор бессмертия. Чему был несказанно обрадован мой коллега periskop

Этот удивительный феномен советского военного транспорта можно видеть в фильме в его самом житейском, "низовом" измерении. Быт турного вагона, построение и состав бригады ОРКП на ленинградском участке фронта, внутреннюю слаженную работу бригады - паровозники, кондуктора, снабженцы, ремонтники. Уже только это стоит того, чтобы посмотреть фильм. И чем дальше, тем с большим удивлением я смотрел на то, как реалистично и фактурно создатели фильма реконструировали "транспортную" часть с её деталями - взятие жезла на перегоне, расцепка под огнем, работа внутри паровозной будки, связка тендер-паровоз, кондуктора на "хвосте" состава и т.п. Чем ближе сюжет двигался к концу, тем больше я сгорал от нетерпения узнать, так кто же консультировал авторов - что они сумели выдать такой качественный продукт, а не дешевую "клюкву"? Потом, когда уже пошли титры и народ стал расходиться, я таки дождался концовки. Там был указан только один главный консультант - Борис Лапидус, но мне и этого было уже достаточно. Кто не в курсе, это бывший главный экономист МПС РФ, затем вице в РЖД, а сейчас старший советник гендиректора. Причём он начинал на линейной должности как локомотивщик, и до перехода на "экономическую" работу к 1982 г. прошёл много ступеней реальной низовой "железки". Понятно, что с его обширными связями и опытом, можно было привлечь к работе целую команду опытных консультантов. Отсюда и качество отображения работы фронтовых колонн. Кстати, сам Лапидус сыграл в фильме эпизодическую роль старого машиниста-наставника.

Кроме этого, фильм снят без фиги в кармане, которую так любят современные режиссёры. Это меня удивило не меньше, чем качество сьёмок и реконструкции паровозной техники. И даже показ вооружённого конфликта капитана госбезопасности (который отвечал за сохранность "особого груза" в эшелоне - вывоза циклотрона ЛФТИ из Ленинграда на Большую Землю) и начальника поезда обошёлся без выставления гэбэшников картонными идиотами с наганом. Засветился в начале фильма и Жданов, которого тоже интеллигенция не жалует. Также радует, что режиссер не опустился до любовно-постельного асисяя, который часто уродует военные драмы искусственной "клубничкой". Любовная линия там есть, но она отображена вполне целомудренно - в советской традиции. Есть мелкие придирки (сугубо мои), но я их даже не буду перечислять - на общем фоне они незначительны.

Есть, конечно, в картине и недостатки. Довольно слабый сценарий, в смысле проработки сюжетных линий, которые причудливо переплетаются и внезапно затухают или вообще исчезают. Характеры в смысле актерской игры весьма хлипко отображены. Можно было ярче и рельефней показать "работу" диверсанта, которого приняли в ОРКП из ленинградского депо. А то он совсем внезапен для зрителя. Не очень понятен смысл дуэли с вражеским бронепоездом (или миномётным гнездом?) и смутен её исход.

Кроме того, чувствуется, что создатели "Коридора" испытывали финансовый голод - плёнка темновата, на свете экономили, какие-то эффекты упрощены и примитивизированы. Им бы миллионов 10-12 добавить - и фильм был бы красочней, ярче. Жаль, что на него хорошей техники не расщедрились, а вот на всякое пафосное говно с клюквой бабла расходуют немеряно. Я потом прочитал, что на досьемку фильма создатели собирали денег на Планете.ру, оказывается. Но вот я, допустим, об этом факте вообще не знал.

* * *
Резюме: любителям транспорта, паровозов, железной дороги и военной драмы идти строго обязательно!
Остальным - по желанию, однако думаю, что просмотр доставит и вам удовольствие. Нечасто видишь такие шикарные сьемки эпохи, с минимумом "творческих" допущений. Консультантам фильма - огромный респект!(с)periskop

Пропавшие Disarmed Enemy Forces.
scharapow_w
В 1989 году появилась книга Джеймса Бака (James Bacque) «Лагеря смерти Эйзенхауэра. Последняя грязная тайна Второй мировой войны», излагающая факты, к которым западные историки обращаются неохотно.
В конце войны американцы столкнулись с тем, что поток сдающихся им в плен солдат вермахта приобрел колоссальные размеры. Только на территории оккупированных земель Германии число пленных достигло 2,5 млн. человек (всего 5,3 млн.). Согласно Женевской конвенции, военнопленным должны быть гарантированы три основных права: их питание и размещение должно соответствовать тем же стандартам, что и у победителей; они должны иметь возможность получать и отправлять почту; их обязаны посещать делегации Международного комитета Красного Креста (МККК), которым предписывается составлять об этом донесения «защищающей стороне», под которой подразумевалась Швейцария
На практике же получилось следующее.
26 апреля 1945 г. Верховный главнокомандующий американскими войсками Дуайт Эйзенхауэр одобрил создание нового класса пленных – Disarmed Enemy Forces, разоружённые силы неприятеля. Эта изобретённая американцами категория пленных не подпадала под Женевскую конвенцию и не должна была снабжаться продовольствием. Первые немецкие военнопленные, попавшие к американцам, получили статус «разоружённых сил неприятеля» 4 мая 1945 года. В тот же день Министерство обороны США запретило отправку и получение военнопленными писем. Через несколько дней Государственный департамент США уведомил Международный комитет Красного Креста, что необходимость посещения лагерей делегациями МККК отпала.
Немецкие военнопленные в американских лагерях были официально лишены не только возможности посещения независимыми наблюдателями, но также возможности получения какой-либо почты, продуктовых посылок, одежды или медикаментов посредством гуманитарных организаций.
Переведя немецких военнопленных в категорию «разоружённые силы неприятеля», американцы получили свободу рук для создания условий, которые не уступали, а в чём-то превосходили условия гитлеровских лагерей смерти.
Более двух миллионов немецких пленных разместили в 19 гигантских лагерях вдоль Рейна, которые представляли не приспособленные для жизни территории, огороженные колючей проволокой. Не было бараков, туалетов, водоснабжения, самых примитивных кухонь. Люди были вынуждены жить на голой земле, рыть себе норы, чтобы укрыться от непогоды. Однако рытьё запрещалось, по ним пускали бульдозеры. Многие ослабевшие пленные не могли вылезти из нор и погибали под бульдозерами.
Питание было предельно скудным. При этом склады военного интендантства в тылах американской армии ломились от продовольствия и медикаментов.
Медицинская помощь отсутствовала. Страдали и от голода, и от жажды. Росла смертность, особенно от дизентерии. Похоронные команды складывали заключенных штабелями, пересыпали известкой и хоронили во рвах.
В книге Джеймса Бака приводятся воспоминания одного из военнопленных:
«Следующим лагерем был Ремаген на Рейне. 400 000 человек в одном лагере. Условия были ужаснейшие. Нам не давали еды по 2-3 дня, и мы пили воду из Рейна. Мы выстраивались утром в линию, чтобы добыть 1/2 литра воды ("коричневого супа") к вечеру. Тот, кто не кипятил воду, заболевал диареей и умирал, в большинстве случаев в рве-туалете. Здесь были прекрасные фруктовые сады, но через несколько недель от них ничего не осталось. Мы отрывали ветви, разводили огонь, кипятили воду и варили по одной картофелине на двоих. 40 человек получали 1 кг хлеба. У меня не было стула по месяцу. В таких условиях в неделю умирало по 1 000 человек. Мы так ослабели, что не могли вставать и ходить, – это воспоминание навсегда врезалось в мою память».
«Назовите это бессердечием, назовите это местью, назовите это враждебным неприятием, но в американском плену умер миллион немецких пленных», – пишет Джеймс Бак. Его подсчёты можно было бы уточнить при анализе анкет на военнопленных, которые заводились в лагерях. Однако оказалось, что из 2,5 миллиона анкет 1,5 млн. уничтожены, а фигурировавшие в них лица объявлены «без вести пропавшими». Возможно, это и есть действительное количество немцев, погибших в американских лагерях.
В Нюрнберге уже начинался исторический судебный процесс над нацистскими преступниками, а совсем неподалеку, в долине Рейна, американские победители вершили геноцид пленённых людей.
Условия в американских лагерях вдоль Рейна в конце апреля были проверены двумя полковниками Медицинского Корпуса Армии США Джеймсом Мэйсоном и Чарльзом Бисли, которые так описали их в газете, вышедшей в 1950: "Сбившиеся за колючей проволокой в кучу для тепла, они являли ужасающее зрелище: около 100 000 медлительных, апатичных, грязных, измождённых людей с пустыми взглядами, одетых в грязную серую полевую униформу, стояли по лодыжки в грязи...
Командир Германской Дивизии доложил, что люди не ели минимум двое суток, а снабжение водой было главной проблемой - хотя в 200 ярдах протекал полноводный Рейн."

Не осуждаю Эйка, да. Ибо как говорили сами немцы Jedem das seine

ДКР - история Донбасса
scharapow_w

История одного пулемёта
scharapow_w

Интересная мысль озвучена. Очень жаль, что в Союзе 20-х не стали развивать многостволки. С ними у нас было бы меньше возни, нежели с недоводимыми немецкими автоматами.