scharapow_w (scharapow_w) wrote,
scharapow_w
scharapow_w

Categories:

ЗА КУЛИСАМИ КАТАСТРОФЫ ВАРШАВСКОГО ВОССТАНИЯ 1944.

Варшавское восстание. Избранные публикации и документы. Данная книга о трагедии и катастрофе.



СОДЕРЖАНИЕ

ВСТУПЛЕНИЕ 5

История принятия решения о начале Восстания

Павел Wieczorkiewicz - Безумная концепция Восстания 7

Иван Sidorowicz - Варшавское Восстание без недомолвок 15

Andrzej Solak - Варшавское Восстание - мифология порыва 48

Иван Nowak-Jezioranski – История принятия решения о начале Восстания 60

Иван Matlachowski – История хода Варшавского Восстания 68

Иван Ciechanowski - Разговор с генералом Borem-Komorowskim 79

Lech Mazewski - Дуэт генералов-легионеров и начало Восстания 95

Witold Babinski - Отношение генерала Sosnkowskiego к Восстанию 107

Дарий Baliszewski - Прервать эту резню ! 126

Иван Kurdwanowski - Тайный документ от 28 июля и мошеннический приказ

Bora-Komorowskiego от 1 августа 1944 132

Иван Kurdwanowski – Деконспирация варшавских отрядов AK, как причина

поспешного приказа о начале 144

Адам Bien - Заметки о Варшавском Восстании 148

Иван Nowak-Jezioranski - Признания генерала Okulickiego после Восстания 159

Janusz Zawodny - Интервью генерала Borem-Komorowskim в 1965 году 161

ВЫВОДЫ 162

Воспоминания и выводы Повстанцев

Иван Kurdwanowski - Муравей на шахматной доске (извлечения из книги) 171

Wieslaw Chrzanowski - Во имя чего эта жертва? 207

Станислав Mazurkiewicz – Перегруппировка Radoslaw на Woli - фрагмент 212

Магдалина Grodzka-Guzkowska - Отношение женщины-снайпера 221

Георгий Malewicz - Мои воспоминания о боях на Воле и в Старом Городе 228

Пост на форуме портала Onet - Описание боев на Охоте 232

Ложь генерала Дергача ("Монтера") в эмиграционной печати в Лондоне 233

Документы, баланс, оценки и сравнения

Bor-Komorowski требовал сбросов оружия прямо в руки немцам 239

Драма летчиков, совершающих сбросы оружия из баз в Италии 241

Невообразимые телеграммы Главного Командования AK и Делегата Правительства 245

Иван Sidorowicz - Что происходило к востоку от Вислы во время Восстания? 248

Lech Mazewski - Фальшивый выводы Normana Daviesa 257

Марьян Затуплений - Огромное несчастье и страшное преступление 261

Марк Getter – людские потери в Восстании 267

Мария Lurie - Как разлучило меня с моими детьми 5 августа на Воле 275

Антон Czarkowski - О четырех мужчинах что пережили расстрел

и скрывались в руинах от начала августа до 26 ноября 1944 279

Павел Skibinski - Пий XII о Варшавском Восстании ( фрагменты) 303

Иван Sidorowicz - открытое Письмо к д-р Andrzeja Kunerta 308

Иван Sidorowicz - Акты обвинения на процессе четырех 314

Иван Sidorowicz - Восстание в Варшаве, и „восстания” в Париже и Праге 319

Сегодняшние оценки Повстанцев - Не было шанса на успех 323

ЭПИЛОГ 333

Трудности получения литературы, которая касается Варшавского Восстания 335

Камни кричат - Бронислав Wojciech Linke (графика) 336

За кулисами принятия решения о начале Восстания

ЭПИГРАФ:

Народ по-настоящему мужественный, не борется никогда до последней капли крови.В этом заключается настоящий патриотизм. Патриотизм, наделенный инстинктом жизни, предписывает - терпение, осмотрительность, сдержанность, тактическое искусство в достижении основной цели. В то время, как мы, скучаем без величия, без борьбы…

Стефан Kisielewski о Варшавском Восстании

Tygodnik Powszechny, 24 .09.1945 (фрагмент)

В С Т У П Л Е Н И Е

Очень трудно во все времена довести до общественного сознания, что Варшавское Восстание имеет два аспекта. С одной стороны - небывалая доблесть Повстанцев и героизм гражданского населения, с другой стороны - компрометирующая нехватка политического воображения, расшатанность и

профессиональное невежество авторов идеи Восстания - потому что нельзя называть их командующими. Правда – в том, что солдаты AK поверили руководителям Восстания, что те проведут их к победе, то есть к уничтожению немецкого гарнизона в

Варшаве - а тебе провели их к заранее ЗАПЛАНИРОВАННОМУ ПОРАЖЕНИЮ. Okulicki на

совещанию Главного Командования AK в июле 1944 говорил: "Мы должны осмелиться на поступок который устрашит совесть мира. В Варшаве стены будут рушиться и кровь

польется потоками, и всемирное мнение заставит правительства 3-х государств измененить решения Тегерана".Таким образом, участники совещиня командования AK понимали, что вооруженное восстание не имеет шансов на успех, заранее обречено на поражение и будет только отчаянным криком протеста против закабаления Польши Советами.

Издание приказа к борьбе тысячам людей без надежды их защитить и ГАРАНТИИ помощи извне а также без счета репрессий по отношению к населению города - это не было безумие, это было просто преступление. Потому что Bor-Komorowski выдавая этот приказ, направленный на КОЛЛЕКТИВНОЕ САМОУБИЙСТВО, не имел на это ни общественного разрешения, ни мандата властей из Лондона, которое были между собой поссорены и принимали противоречивые решения.

Создание культа руководителей Восстания началось уже в день капитуляции.

Выдвижение Komorowskiego "при выдающихся заслугах" на пост Главного Военачальника Польских Сил Вооруженных, а Хрусциеля - на генерала, это была грубыми нитками шитая попытка сглаживания впечатления от компрометирующей катастрофы. Так Эмиграционное Правительство и генеральское сообщество взаимного обожания пробовали спасти лицо.

Вопрос - можно ли на "колоколе Монтера" в Музее Варшавского Восстания разместить надпись что именно благодаря тому, что командующий Восстания дал преступный приказ захвата бункеров кирками и топорами, этот список фамилий погибших, выбитый на стене, такой длинный? Политическая корректность, которая обязывает сегодня, говорит, что нет нельзя. Следовательно, мы погрязли по-прежнему в лживости, ставя на пьедесталы фальшивых героев. Настоящими героями была только героическая молодежь, но не "авторы" идеи Восстания, они этот цвет молодежи сознательно толкнули к акту массового самоубийства.

В последнее время много вреда в формообразовании общественного сознания принесла книга Normana Daviesa, который 20 лет тому признался профессору Ciechanowskiemu, что Восстание было гибельной ошибкой. Сегодня он расстался с принципами, обязывающими историка, и руководствуясь разве меркантильными соображениями родил кирпич, в котором написал то, что люди хотели прочитать, - что Восстанием, которое закончилось апокалиптической национальной катастрофой, мы можем быть ГОРДЫ! С этим абсурдным тезисом расправляется Lech Mazewski (страница 269).

Этот сборник статей должен быть противовесом публикациям разных апологетов Восстания, таким как профессор Wojciech Roszkowski, историк и евродепутат, который предоставил интервью газете Жиче Варшава под заглавием "Если бы не было Восстания, мы имели бы сегодня похмелье." Уже из заглавия следует, что если бы не погибли те 200 тысяч людей и не пропала материальная культура и сокровища столицы, то мы имели бы сегодня похмелье. К сожалению профессор Roszkowski и подобные ему историки и политики, "певцы моральной победы" имеют сегодня хорошее самочувствие, не имеют похмелья... Но мы не узнаем уже что думали о Восстании в последние минуты своей жизни заваленные руинами, горящие живьем, утопленные в каналах или расстрелянные.



Профессор Павел Wieczorkiewicz: Поляки - совиновники трагедии Варшавы в 1944 году. Из-за своей политической глупости.



ОБОЛГАННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВОССТАНИЯ

Życie Warszawy, 29 июль 2005

С историком, профессором Павлом Wieczorkiewiczem, разговаривает Рафаил

Jablonski

О Варшавском Восстании говорится постоянно и только спорадически

ставятся трудные вопросы. Например: являются ли людьми те, кто принял решение о восстании и рассчитывал, что могут его проиграть?

Расчеты. На ключевых совещаниях возникал вопрос: что будет, если русские не будут наступать? Резня, поражение. Я разговаривал со многими людьми, которые прожили гиенну Варшавы. Настоящие повстанцы - не те, которые прикололи себе кресты Армии Крайовой в 90-х годах, и таких - немало, а только те, которые были на

баррикадах – они очень критически говорили о Восстании. Было ощущение, что они - обманутое поколение. У гражданского населения – такое же ощущение несправедливости. О этом мы не пишем, потому что и не удобно, и политически некорректно. Ведь одной из предпосылок капитуляции Восстания было то, что население начало волноваться. Начало этого требовать. Чему трудно удивляться, после двух месяцев бомбардировок и обстрела.

В Праге борьба была прервана через шести дней, когда известно уже было, что Восстание не победит. И спасаются люди. В левобережной Варшаве нельзя было вот так же?

Нельзя, из-за фальшивых амбиций и фальшивых расчетов. Ведь премьер Станислав Миколайчик находился в Москве и неизвестно было, то ли договорится, то ли - нет. Ну и из-за убеждения некоторых по крайней мере командиров, что нужно драться до конца, что нужно погибнуть. Как под Фермопилами. Например генерал Фадей Pelczynski был убежден, что необходим символ, который устрашит совесть мира. Это также неправда, потому что ничем не устрашили. Большая иллюзия.

Понимали ли люди из окружения Главного Командования AK о том, что

делать гражданскому населению?

Так сложилось, что наивысшие офицеры в Главном Командовании AK были достаточно плохими военными. Эти люди имели квалификацию умеренных специалистов, да и то еще до войны. Komorowski, Okulicki, Chruściel - были военными со средним горизонтом. Не умели думать - и политически, и о стране. Известна история одного из командиров отрядов, которого „Монтер”, Антон Chruściel, назвал трусом. Когда потом принесен он был с распластанным животом, он задал вопрос: „Кто здесь является трусом, господин полковник?”. Да и это вопрос, который необходимо бы задать Chruścielu , Pelczynskiemu и Okulickiemu. Не погиб ни один из

штабных офицеров, имевших убеждение, что борьбой командуют в тылу. Есть также такой аргумент, которого нужно использовать: поскольку некоторые из них говорили о Фермопилах, то где этот Леонид, который погиб? Это Тадеуш Bor-Komorowski который пошел в плен? Это Pelczynski, который также туда попал? Леопольд ли

Okulicki, который не пошел в плен, потому что начал учреждать очередную конспирацию? Но что интересно, человек, который должен был командовать Восстанием, генерал Albin Skroczynski „Laszcz”, командующий AK Варшавского региона и страстный противник этого восстания, был отстранен от командования.

Следовательно возникает вопрос: Не хотели прервать борьбы или не умели?

Могли, по-крайней мере, попробовать. Если бы попробовали, не убиты бы те нескольких тысяч штатских на Woli, кроме того не был бы уничтожен наш город. Но ведь Восстание можно было начать и позже, в начале сентября

когда известно было, что Миколайчик ни о чем не договорился со Сталиным. Тем более что немцы искали понимания. Немецкий командующий, генерал von dem Bach-Zelewski, сказал после начала Восстания, что он мог бы уничтожить всех жителей при помощи артиллерии и авиации. Но не хотел этого делать. Это загадочный индивидум – полуполяк по матери. Убийца евреев в тылу восточного фронта, и одновременно человек, который противодействовал приказу Гиммлера. Утверждалось, что он не мог истребить всех жителей Варшавы, потому что ему оружия не хватает, что очевидно не было правдой. Так было. Есть еще более интересная вещь, которой

большинство польских историков, если не все, не принимает во внимание.

Было что-то в виде неписаного соглашения между советской и немецкой стороной. Последние понимали, что пока длится Восстание, Советы не будут специально тревожить их на этом отрезке фронта. Давали им время для разборок с „польской заразой”. Потому что для Сталина было это наилучшее решение. И Германия не только из сомнительного гуманизма von dem Bacha, но и из простого политического расчета -не спешила.

Не были ли повстанцы каким-то способ обмануты группой высоких офицеров АК?

В определенном смысле - да. Предсказание им быстрой победы, вызвало героическое настроение в первые дни. То было дуновение свободы. Варшава становилась столицей освобожденной, свободной Польши. Только потом становилось понятно, что Варшава становится могилой, не только города и его защитников, но и идеи свободной Польши. А позже, когда оказалось, что победы не будет, а есть только жалобные песни из Лондона , то это доводило людей до озверения. Польское радио из Англии непрерывно играло гимн „С дымом пожаров...”. Потом в результате давления польских политиков полетела над Варшавой американская армада, которая сбросила множество оружия, но большинство упало на немецкие позиции. К сожаление, это был повод отсрочки капитуляции. Ну и в настоящее время необходимо исследовать, кто в действительности командовал Восстанием. Bor-Komorowski -молился, Okulicki, как утверждают свидетели, главным образом пил, а в поле теоретически командовал Chruściel, который не имел исполнительной власти. Но Chruściel не хотел сдавться, хотел до конца бороться.

И из-за этого балагана погибло свыше ста тысяч людей...

Есть курьез, что в наше время недосчитались жертв. Говорится о 140 тысячах, но в последнее время все чаще о 120. Во время коммуны публицисты возбуждались до цыфры свыше 200 тысяч убитых. В тех времена Восстание было критикуемым, следовательно это был хороший аргумент.

Вернемся еще к вопросу об ответственности командования AK перед гражданским населением.

Не понимали, были без памяти? Ведь видели, что не могут

защитить, не хватает оружия, погибают дети.

Я думаю, что это было как со сказочным учеником чернокнижника. Начали определенный процесс и не хватило храбреца, который сказал бы: растопи! Кто-то должен был взять ответственность на свои плечи. А я не вижу там человека с характером. Был момент, в который несколько офицеров Главного Командования хотели лишить Bora командования. Но дали себя уговорить, что пропагандистский резонанс был бы некрасивым. Это характеризовало бы поляков, как людей,ведущих вечные ссоры.

Во время очередного доблестного мифа поляков, ничем не умаляя заслуги погибших солдат Восстания, наибольшую цену заплатил город.

Вы правы. Меньше всего считались с Варшавой и ее жителями. И с судьбой самого города. Горели библиотеки, а также архивы. Есть одна вещь, о которой редко говорится. Ранее в Варшаву свозили из провинции множество частных коллекций - величественные собрания картин, старые книги - потому что думалось, что в городе более безопасно, чем в малых местечках и селах. Особенно, ожидая наступления советской армии, которая ничего не уважала. Далеко не нужно искать; от библиотеки моего дедушки, полной средневековых книг, осталась горсть

пепла. Я имею ведерко остатками пяти тысяч уникальных томов. Таких частных библиотек были сотни. Кроме того уничтожен город.

- Как Вы считает, кто наиболее к этому приложил руку: Германия, Советы или может сами поляки?

- Я сказал бы так: физическое - немцы, совиновные через слепоту политическую и военную - поляки, а делалось это в сотрудничестве с русскими. Потому что, пассивное участие в преступлении - является также преступлением. Но я Сталину не удивляюсь, потому что это было в его интересах. Наибольшей глупостью была

надежда командующих AK, что Сталин должен будет прийти в Варшаву с помощью. В целом к Восстанию призывали Pelczynski, Okulicki, а также полковник Иван Rzepecki. Тем временем весь состав профессиональных офицеров была против. Потому что рассчитывали имеющиеся силы.

Можно ли было победить?

Министр Адам Bien, заместитель делегата правительства в Польше, утверждал, что если бы на несколько дней ранее, можно было бы выиграть. То есть можно было занять Варшаву. Можно было, в соответствии с Bienia, сделать это на несколько недель позже, когда советские танки стояли в Праге.

Не или, а чтобы без сомнения? Немцы подготовили ликвидацию ожидаемого

восстания громадные силы, но все перебросили перед первым августа в

район Magnuszewa, где Советы форсировали Вислу.

Немцы в случае необходимости разнесли бы Восстание в несколько дней. Могли это сделать и без помощи Советов. На Божью любовь! Двадцать с небольшим тысяч повстанцев, каждый пятый вооружен пистолетом или в лучшем случае карабином с несколькими десятками патронов. Не было людей, обученных новым методам борьбы. Что было с двумя захваченными танками - Пантерами? Одну в самом начале остановил наглухо парень, который стал копаться в коробке передач.Итак, мы имели преступные приказы командования и небывалую доблесть варшавян.

Без сомнения преступное?

Ни в одной армии, кроме советской, не отдаются приказы захватить оружие у врага. И атаки вражеских позиций с голыми руками. В довоенной польской армии такое что-то было не так с головой. Есть граница растрат человеческих жизней. А кроме того драться до конца могут профессиональные войска, но не штатские. В конечном итоге, хоть бы мы заняли весь город, но уже Германия имела готовую концепцию непрерывных авиационных бомбардировок, что при нехватке противовоздушной защиты кончилось бы для гражданского населения еще хуже.

А как выглядит в данном контексте политическая концепция?

Она была безумна. В конечном итоге их было две. Первая, что Миколайчику удастся что-то уладить в Москве и Сталин окажет помощь. Тогда Восстание было бы приданым. В обмен на политические концессии для Польши мы даем Советам плацдарм в Варшаве. И вторая концепция: военная ситуация, а также давление западных союзников заставят Советы выступить на помощь Варшаве. Весь ужас в том,, что Okulicki, который познал советскую ментальность, будучи в тюрьме на Лубянке, находясь в группе принимающей решение о начале не был в состоянии распознать их элементарной политики. Здесь появляется вопрос: кем он был? Ведь он был сброшен в Польшу на парашюте с единственным заданием: приказом главного военачальника – Казимира Sosnkowskiego, что в Варшаве не могут самостоятельно начать восстание! Существует, например, предположение, что Okulicki был связан с концепцией Миколайчика, которая предполагала сыграть Варшавой со Сталиным. Детские концепции.

А что бы было, если бы Восстания в Варшаве совсем не было?

В ответ на такой вопрос приводят всегда один аргумент: восстание осуществили бы в своих интересах коммунисты. Но немцы ликвидировали бы его на протяжении одного дня.

А если солдаты Армии Краевой без приказа начали бы стрелять по немцам?

Пусть господин поговорит с каким-либо настоящим солдатом AK. Каждый скажет: „Без приказа - никогда. Мы были армией, которая выполняет приказы”.

То есть, что бы случилось?

Русские вошли бы в Варшаву и имели бы колоссальные хлопоты. Начали уже в так называемом Народовом Войске Польским формировать отделы пацификации, которые приступили бы к действиям, если бы АК в Варшаве не вышла из подполья. Я думаю, что Советы сумели бы подчинить силой политическую власть в Варшаве, только что поляки не понесли бы таких потерь. Спасли бы весь город. Вывезли бы потом может двадцать, может пятьдесят тысяч людей в Сибирь, но несколько сотен тысячи остались бы в городе. Много тяжелее было бы строить Польшу Народную и мы имели бы все политические изменения ранее. Дух сопротивления был бы значительно больше. Может Солидарность в 1956 году? Нужно обратить внимание на факт, что поколение колумбов было поколением, проигравшим после Восстания. Они в большинстве не обращались уже к конспирации и действительной борьбе. Смирились с тем, что есть. Им было достаточно пяти лет оккупации. А Восстание выхолостило их полностью. Следовательно если бы его не было...

А как выглядела бы Польша без Восстания?

Далеким его следствием есть то, что мы имеем такую страну и такую политику как сегодня. Польша потеряла большие города: Львов, а также Вильнюс, и мозг - то есть Варшаву. То, что является сегодня Варшавой, это бутафория довоенного города. Прежде всего не имеется варшавяков. Если бы Восстание не началось, ожидала бы нас советская пацификация, то есть вильнюсско-львовский сценарий. Тогда по-видимому мы имели бы кабинет не Osobki-Morawskiego, а только Станислава Mikolajczyka; по-видимому, как в Чехии, только на два, три года. Но были бы то годы относительной демократии. Сталинизм не укрепился бы так очень. И, как уже я говорил, все процессы исторические были бы ускоренными. В 1956 году мы не имели бы случаев познанских, а только революцию в Варшаве. По-видимому кончилось бы как в Будапеште, но этом мы не можем быть уверены. История попросту пошла бы иначе. Сохранилось бы больше польских традиций независимости.

Из ряда документов следует, что после капитуляции солдаты Армии Краевой, заключенные в лагерях военнопленных, имели гигантское сожаление по поводу того, что произошло. Но уже по окончанию войны, после мая 1945 года, Восстание начало превращаться в легенду. Не считались труппы и уничтожение города. Считался феномен Восстания. Что потом использовали политики...

Так было всегда. В ПНР после 1948 года Восстание было, с точки зрения коммунистической пропаганды, преступлением. Парадоксально, но то же самое говорил генерал Anders в 1944 году, утверждая, что нужно поставить перед судом ответственных людей с КГ AK - за это „преступление”. То же утверждал генерал Rayski, который летал на выбросы помощи для Варшавы. Но искусством стала переделка поражения в легенду. Потому что если есть поражение, то единственной выгодой, которую можно из нее иметь, становится легенда.

Сегодня не говорится о глупости, только о моральной победе.

Понятие моральной победы очень странно, потому что война является продолжением политики, а в политике нет моральных категорий. Важно только то – было ли продвижение эффективным. Восстание оказалось полным поражением. Поражением того, что осталось еще от независимой Польши. Потому что скажем себе искренне:

Вильнюса и Львова уже не было, а краковский или познанский центр были очень слабы, чтобы понести роль центра политической жизни после 1945 года. Культивировать традицию независимой Польши могла только Варшава. И эту Варшаву самые мы уничтожили.

Трудно следовательно удивляться, что польские коммунисты, впоследствии генералы Witaszewski и Франциск Mazur, гоняют водку на втором берегу Вислы и заливаются радостным смехом, видя полыхающую Варшаву. Потому что видели, что горит там независимая Польша, которую они ненавидели. И они получили от своего идола Сталина политический подарок.

Не боитесь ли Вы Господин, что такой подход к легенде встретится с истерическими атаками?

Во время ПНР - нельзя было критически анализировать Восстание, потому что это было на руку коммунистам. А люди из лагеря независимости не могли защищаться. Зато является поразительным, что после 1989 года не поднято на эту тему серьезных дебатов. Такие дебаты не были бы обсуждение, кем были наши дедушки, но кем являемся мы и кем бы мы могли быть, если бы не было того, что случилось в 1944 году. Вопрос для 2005 года, потому что снова мы становимся перед дилеммой: должны ли мы возвращаться потихоньку к традиции Witaszewskiego и Мазурки, попробовать ли строить новую Республику в соответствии с завещанием Польши Подпольной.

Не уничтожило бы это легенду? Легенде ничего не навредит, потому что легенды неистребимы.

http://ursa-tm.ru/forum/index.php?/topic/2873-varshavskoe-vosstanie-1944/
Tags: ВМВ, Польша, идиотизм, история, книги, трагедия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments